Главная Новости Интервью Участие в программе "Спікер-тайм"

Участие в программе "Спікер-тайм"

15 февраля на радио "Киев" Старший пастор церкви "Посольство Божье" Сандей Аделаджа был главным участником программы "Спікер-тайм".

- На сегодняшний день много людей Вас критикуют. Как вы относитесь вообще к критике?
- Очень хорошо. В Библии написано, что если, особенно праведные, критикуют и в чем-то обличают человека, то это расценивается как елей на голову. То есть это – помощь этому человеку. И мудрый человек всегда будет ценить критику, всегда будет благодарен этому человеку, который критикует. Потому что, даже если эти критики не правы и не справедливы, то всегда есть, о чем задуматься.

- Что вы чувствуете, когда читаете о себе в желтой прессе не совсем приятные вещи?
- Во-первых, я желтой прессы не читаю. Но даже пресса, которая «не желтая» - телевидение и так далее, которые вроде бы нормальные - все равно говорят обо мне всякую чушь, вещи,  которые не соответствует истине. Но что я делаю – я смеюсь, я люблю смеяться, у меня заразительный смех.

- Когда о Вас говорят не очень приятно, и Вы понимаете, что это далеко не правда, у Вас были порывы прийти на телевидение или в те газеты и рассказать, что на самом деле все не так, как они все описывают?
- Да, раньше, когда я был моложе, мне было тяжело отходить от этих осуждений, от этих неправильных разговоров обо мне. Я всегда думал, «Боже мой, они же меня не знают». И мало того, те люди, которые меня знают, сами говорят, что в шоке от того, что они не могут поверить, что это о том Сандее, кого мы знаем. Причем, я говорю, что те люди, которые обо мне так говорят и пишут, когда они со мной сталкиваются, абсолютно те же люди, начнут говорить абсолютно противоположное. И сами начинают говорить, а почему тогда мы такое слышали, почему тогда к нам так дошло? Там, где нет возможности для общения, там больше всего порождаются слухи.

- Как вы думаете, почему про Вас так говорят?
- Потому что я – феномен, на самом деле. Понимаю людей, которые обо мне говорят разное. Представьте себе, кто-то сидит у себя дома, и перед экраном появляется темнокожий негр. Ладно, если бы он футболистом был, или баскетболистом, или пел, но тут он выставляет себя как учитель морали, нравов. Сразу гордость человека начинает противостоять и противиться: он начинает говорить, кто он такой, чтобы нас учить?! Современная Украина – это, все же то поколение, которое выросло при советской пропаганде, где мы, советские люди, считали, что мы должны помогать странам третьего мира, мы оказываем им помощь, мы помогаем им, мы получили независимость, организовали национально-освободительное движение для них. Не они – мы должны им помогать, иначе у нас не принято. Но африканец, джунгли, неразвитость, отсталость… Как мы могли опуститься до такой степени, чтобы теперь африканцы нас учили?

- Выходит, что психология наших людей Вас не воспринимает.
- Это воспитание. Люди реагируют по мере того, сколько у них зрелости и цивилизации внутри. Не потому, что люди не цивилизованы, не потому, что люди не грамотны, просто потому, что непривычно.

Недавно я ездил с представителями нашей церкви, украинцами, за границу. Как только мы попали в Германию, они были в шоке, потому что там были и азиаты, и китайцы, и индусы, причем в таком количестве! Потом, когда мы попали в Англию, то же самое впечатление - как это так? То есть у нас это не привычно. Мы привыкли, что в стране живет одна нация, в основном. Но ладно, чтобы еще иностранцы были, но чтобы подняться так высоко и еще не только подняться так высоко, не только по телевизору появляться, но чтобы контролировать столько людей!  Ни к одному украинцу, даже президенту столько людей не ходит каждую неделю. Ко мне приходят каждую неделю минимум 20 тысяч человек.

-  Сандей, а чем Вы берете людей?
- Чем я беру, если использовать Ваше слово - то беру, на самом деле, истиной.
Люди, которые сталкиваются со мной, они восхищены именно этим. Они не видели такой прозрачности, такой истины. Это манит, это как магнит: неужели такая жизнь есть, неужели такие люди есть?! Уже не только я - все люди, которые в церкви, уже так прозрачны, так любят, так тепло встречают, что тебе не надо защищаться, тебе не надо  прикидываться «какой ты хороший», а быть, как ты есть. Вот это потрясает людей. Тем более у меня девиз такой – принцип: если со мной кто-то сталкивается искренне, если кто-то приходит, то я беру на себя ответственность за его проблемы. Я всегда говорю, что если человек встретился, столкнулся со мной в жизни, этому человеку уже повезло. Этот человек уже на 50% состоится в жизни, его судьба уже сложилась.

- К Вам обращаются с проблемами, с Вами постоянно общаются люди абсолютно разные, кто с негативной энергетикой, кто – с позитивной. Есть какой-то отдых у Сандея?
- Вы знаете, мой отдых – когда я решаю проблемы людей. Я приучил себя, что когда я сам где-то отдыхаю, тогда я страдаю. Но когда я помогаю, приношу результат, тогда я живу. Если говорить о семье, то там – святое, там священство. Это, конечно, обязанность, и это, конечно, прежде всего, мой долг. Поэтому семья, дети – на первой месте. Помимо этого, я отдыхаю, когда пишу книги, отдыхаю, когда консультирую людей, даю какие-то полезные советы.

- Вы смотрите кино, слушаете музыку?
- Слушаю музыку, кино – нет, некогда. Но я смотрю новости.

- Какую музыку любите?
- Люблю музыку "Gospel".  Музыканты, исполнители этого направления восхваляют и поклоняются Богу. И говорят о прекрасных чертах и ценностях человеческой натуры.

- Если посмотреть в Ваше детство. Есть какие-то самые яркие в нем моменты?
- У меня было очень тяжелое детство. Было все хорошо до 6 лет. А потом, в 6 лет, у нас случилась трагедия. За полгода три ведущие члена семьи, которые уже достигли положения в обществе, трагически погибли. Мы столкнулись с африканской магией. Я тогда понял, что нет толку человеку приобрести весь мир, но потерять свою душу. Вот это была трагедия. Мы потеряли все. Я понял, что нельзя жить для ценностей этого мира. Можно однажды проснуться, а у тебя ничего нет.

- Почему Вы решили учиться в Советском союзе?
- Я был одним из лучших студентов, выпускников страны в то время. Существовала такая политика в государстве, где была возможность выигрывать стипендии. Я просто стал стипендиатом. И я имел возможность выбрать себе любую страну – Америку, Англию или Советский Союз. Я слышал, что Америка и Советский Союз – 2 мировые державы. Но тогда я не знал, что это военные державы. Про Америку знал, а про Советский Союз - вообще мало, что было слышно тогда. "Давай, я поставлю на эту страну!" И мой выбор утвердили.

- Правда, когда Вы приехали в Минск, для Вас Советский Союз был шоком?
- Да, я был в шоке. Я в таком шоке был, что первые две недели отказался выходить из гостиницы, где находился, потому что говорил: "Заберите меня обратно".

- Что Вас шокировало больше всего?
- Больше всего меня шокировало то, что люди живут в многоэтажных домах. В Нигерии есть тоже многоэтажные дома, но,  в основном, люди там не живут. В Америке, Англии тоже не живут, это офисные помещения. Люди живут ближе к земле. Здесь же – выглядит так, что вся страна живет в общежитии. Это первый шок.

В то время, когда я приехал, мне было тогда 19 лет, я привык к шикарным машинам "BMV", "Mercedes". А здесь, когда я смотрел на улицу и видел "Ладу", "Жигули"2 (такие подобные итальянские машины были в Африке, но это было в 70-х годах и начале 80-х), такие машины сейчас даже в Африке не ходят.

- Культурный шок?
- Да, да.
Третий шок был в воскресенье. Думал, пойду в какую-нибудь церковь, и вижу, что вместо церкви люди разгуливают с собаками на улице. Это было пределом моего терпения.

- А люди Вас понимали?
- Первые две недели я не мог общаться, не понимал по-русски. Присылали к нам хороших людей, тем самым хотели создать впечатление хорошее для иностранцев. Это были студенты, которые хорошо говорят по-английски, я теперь уже понял. Они окружили нас такой любовью, заботой, нас кормили, возили везде.  Я думал, что если это сверхдержава, то будет такая же экономика, как в Америке, Франции, Англии (я знаком с Англией, у меня там родственники, они учились в Англии, Франции, Америке, я больше с этим был знаком). Когда я видел, что люди пешком ходят или ездят в метро, был в очень большом шоке.

- Почему Вы поехали в Киев из Минска?
- Во-первых, меня КГБ преследовал за то, что я проповедовал там, потому что это был еще Советский Союз. И я собирался ехать обратно в Африку.
В Киеве тогда открывался 7-ой канал. Один миссионер, американец, который вкладывал туда деньги, искал человека, кто бы по-английски говорил, по-русски, и был журналистом. И мне предложили там работу. И вместо Африки я приехал в Киев.

- Сколько времени Вы уже в Киеве?
- Шестнадцатый год уже.

- За что Вы любите Киев?
- Люблю Киев, наверное, благодаря тем людям, которые меня окружают. Я считаю, что меня окружают самые лучшие украинцы и самые лучшие люди. Несмотря на все атаки, критики, неприятности, обвинения и так далее, любовь этих людей покрывает все это. Честно говоря, мне 1000 раз хотелось уехать, мне не за что здесь быть, имею постоянный въезд в Америку. Я хорошо закончил университет, с красным дипломом, могу жить в любой стране мира, в которой я хочу жить… Но здесь мне стало уже жалко уехать просто так, потому что мне не хочется покинуть тех людей, которые в меня поверили. Если я сейчас брошу это все, это значит, я брошу людей, которые поверили в меня, из-за того, что я ищу свой комфорт, чтобы мне было хорошо. Но я не такой человек, который должен жить для себя. Я уже приучил себя, чтобы жить для людей.

- Есть ли у Вас в Киеве места, куда Вы любите ходить?
Я раньше любил ходить в Ботанический сад и Голосеевский парк. Последнее время я меньше хожу, потому что, к сожалению, иногда на меня бросаются на улице, теперь я никуда не хожу, я дома сижу.

- Что вы не любите в людях?
- Я вижу себя как мост для людей, чтобы люди перешагнули из их неудачи в их успех. То есть они прошли по мне, можно так сказать, как по лестнице к своей судьбе, к своим жизненным стремлениям. И когда люди, которые раньше, допустим, были наркоманами или алкоголиками, у которых была семейная проблема, развод - пришли, и теперь стало все хорошо. То, что люди не благодарные – это такое дело. Иисус исцелил 10 человек, только один вернулся, благодарный. Это – норма для человека. Но когда эти же люди потом идут и делают пакости…

Недавно у нас была такая ситуация в Киеве, еще идет, с «Кингс Кепитал». Это компания, которая вошла в церковь, благодаря церкви набрала много денег, у моих же людей. И теперь, когда проблема у этой же фирмы, она рухнула из-за кризиса, теперь люди, которые зарабатывали через эту компанию, или получали деньги, через то, что я построил, теперь, ради спасения своей шкуры, теперь рассказывают против меня - вот это я не могу понять. Потому что они использовали меня, чтобы состояться и стать тем, кем они стали, теперь, чтобы себе голову спасать, легче скинуть это дело на известную личность и так далее, вот это я не могу понять в людях.

Я не стараюсь сосредоточить свое внимание на том, что мне не нравится в людях. У меня такой принцип – если у людей 99 негативов и только 1 позитив, я больше буду говорить об этом одном, я буду сосредотачивать внимание на этом положительном. Я найду что-то положительное, и только об этом буду говорить.

- Если говорить о победе в Вашей жизни, Вы можете назвать свою самую большую победу?
- Самая главная победа, самая большая победа в моей жизни – это, что Бог меня нашел и открылся рано мне в жизни. Сейчас, допустим, я проповедую в церкви, в Киеве, и средний возраст нашей церкви – 40-45лет. Многие приходят в церковь к Богу, находят его по-настоящему позже меня. Я понял, что Бог есть, и я могу с ним лично общаться -  в 19 лет. Это самая большая победа судьбы для меня. Я не успел совершить какие-то трагические ошибки. Вторая главная победа – я правильно женился. Бог подвел или привел мне в жизнь очень хорошую женщину.

- Это романтическая история? Как вы встретились?
- Может, сама встреча – не самая романтичная, но жизнь наша все14 лет – одна романтика.

Мне кажется, что мы живем меньше года, мне кажется, что мы живем 9 месяцев или полгода всего лишь, хотя - уже пятнадцатый год!

- Вы случайно встретились с будущей женой?
- Можно сказать, случайно. Я поехал на студенческую конференцию в Москву, на которой служил переводчиком с английского на русский язык. И там я увидел девушку, которая так усиленно молится, такая красивая и так сильно молится! И подумал, неужели такие красивые бывают и еще такие духовные? Я подошел, познакомился, я был в шоке от того, что она была такая для меня святая, чистая, что я начал спрашивать, неужели она не замужем? Это, наверное, Бог так сделал, чтобы я обратил на нее внимание. Как будто она ангел, как будто она не тронутая, можно так сказать. И я думал, неужели кто-то мог пройти мимо такой девушки и не жениться сразу? Я думал, любой мужчина, хоть один раз ее увидит, сразу женится. "Нет, не замужем" - говорили мне. "И не помолвлена?" - "Нет, не помолвлена". Я думал, Боже мой, везение, везение, Слава Богу, перекрестился. (смеется)

- Вы сразу поняли, что она будет Вашей женой?
- Да, я сразу знал. Я бы хотел, чтобы это была моя жена. Я понял, что не все зависит от меня. Во-первых, мне надо было помолиться об этом, чтобы я не взял чужую. И чтобы получить согласие внутри себя от Бога, и мне нужно было ее согласие. Но я пошел и полгода молился, и постоянно она мне снилась, и постоянно я ее видел, что это моя жена. Я был уверен, десятки раз я получал подтверждение в себе, что это она. Поехал в Россию, через полгода. Я был убежден, что это была она. Вторая моя встреча с ней: я попросил ее встретиться со мной, встал на колени и сделал ей предложение, чтобы она стала моей женой. Она была в шоке: "Я тебя не знаю, я тебя второй раз только вижу!" Я говорю, что буду ждать сколько надо, год, два, три, шесть, девять, десять, буду ждать. Но я стою на коленях, плачу: "Будь моей женой!"

- Сколько она держала Вас в неведении?
- Она, конечно, в шоке была. И до сих пор она не ответила мне. Хотя мы живем уже почти 15 лет. Я не слышал "да" от нее. У нас уже трое детей бегают. (Смеется)

- Вы дарите друг другу подарки?
- Да. Каждую неделю или хотя бы через неделю стараюсь дарить разные открытки со словами признания в любви. Обязательно букет цветов. Делаю маленькие вещи каждый день, чтобы дать ей понять, что она – моя принцесса, что она - моя единственная, что нет подобной ей, и что я всегда ее буду любить, и что ее воля – мой приказ.

- Вы долго уже живете в Украине. Есть ли какие вкусовые предпочтения, что из украинской кухни любите?
- Только украинскую еду и ем сейчас. Уже не могу есть африканскую, к сожалению. Я здесь больше живу, чем в Африке. Все ем, что вы поставите мне на стол – все ем.

- Сейчас трудные экономические обстоятельства, как в Украине, так и во всем  мире. Что бы Вы сказали всем тем, кто сейчас переживает нелегкое время?
- Всякое испытание – это возможность. Когда тяжело – либо экономически, либо морально, либо семейно – это время для экзамена, это время, когда человек должен взглянуть внутрь себя и задать себе вопрос, чему Бог хочет меня учить.

Когда тяжело, Бог требует от нас каких-то изменений. Значит, в чем-то надо измениться, какие-то принципы надо пересмотреть. Какие-то ценности надо проверить: работают они в нашей жизни или нет. К каким-то новым действиям Бог призывает нас. То есть время комфорта – это, наоборот, обманчивое время. Это время, когда человек думает, что у него все в порядке. На самом деле, может быть, не так хорошо. Но когда такие потрясения идут - время, наоборот, созидать и подниматься, и сделать себя намного лучше.
Просмотров 2430