Главная Новости Интервью Пастор Омотойе Олутопэ: Пионеры всегда готовы к проблемам от людей

Пастор Омотойе Олутопэ: Пионеры всегда готовы к проблемам от людей

- Пастор Топе, с какими результатами Вы подошли к XV Годовщине Посольства Божьего, что Вам удалось сделать?
- После окончания выпуска Библейского института я увидел результат. Как говорил пастор Сандей, наша задача состоит в том, чтобы изменять мышление христиан. Поэтому наша работа была адресована не только людям, которые являются прихожанами Посольства Божьего, но и всем верующим Германии.

Слава Богу, что нам это удается, хотя не так, как хотелось бы – чтобы было больше, - но можно сказать, что у тех, которые приходят к нам в школу (а это, кроме гостей, свыше 900 человек), мышление меняется.

Те люди, которые пришли четыре месяца назад к нам, были баптистами. Они не принимали крещение Духом Святым, а их понимание церкви заключалось в том, чтобы читать и слушать слово и продолжать при этом жить привычной жизнью. Они поняли, что Бог является чем-то другим, и приняли вызов начать церковь, я был приглашен, чтобы крестить церковь Духом Святым. Я вижу, что уже есть конкретный плод, несмотря на то, что еще не прошло и года. Люди движутся в правильном направлении.

- Пастор, сколько студентов учится у Вас сейчас?
- В этом году поступило 274 человека, и к настоящему времени продолжают учиться еще 200 человек.

- Есть ли филиалы института?
- В этом учебном году заочные филиалы «Реформация» открылись в Лондоне, Вашингтоне, Греции, Голландии; во Франции пастор Роберт открыл Стратегическую школу, где преподавание ведется на французском языке.

- Пастор, Вы были сначала доктором, потом стали пастором, сейчас в большей мере занимаетесь практической деятельностью. Как Вам  удается менять свою деятельность?
- Было тяжело вначале не оттого, что это трудно, а потому что я не желал делать то, что мне Бог говорил. Я покаялся, и после учебы собирался уехать домой. Но покаяние изменило всю мою жизнь. Бог конкретно мне проговорил, что медицина – это не мой путь.

Я сражался не потому, что мне было нелегко. Я был еще новообращенным, и люди меня пытались убедить, что это не мудрое решение оставить специальность, что можно заниматься и медициной, и духовной работой одновременно. Хотя, действительно, можно совмещать – моя жена акушер-гинеколог и одновременно ведет служение в церкви. Но Бог мне сказал, какой выбор нужно сделать: именно проповедовать.

Слава Богу, я смог преодолеть мнение людей и стал пастором.

- С какими ощущениями Вы уезжали с Украины?
- Я уезжал отсюда, честно говоря, с таким чувством, что мне уже и не надо быть здесь пастором. Я приходил на проповедь, и мне хотелось, чтобы кто-то другой проповедовал, а не я. Поэтому я предоставлял моим ученикам возможность проповедовать, а я сидел в зале и получал от этого большее удовольствие, чем выступать с трибуны. То есть я уже вообще не хотел ничего делать в церкви.

Другое дело, людям было тяжело оторваться от меня. Но я постоянно им говорил, что если Бог меня тут не видит, а вы меня хотите задержать, то вам же плохо будет. Таким образом, люди менялись.

- Насколько было просто обосноваться на немецкой земле, и не было ли желания вернуться назад?
- В Германии очень хорошо нас приняли. Немецкие церкви уже ждали нас, того учения, которое мы принесли. Здесь скорее речь идет о моем отношении. Я и не чувствовал разительных перемен от переезда. Наоборот, здесь была словно моя земля, я ощущал себя в этой стране так же, как в Украине, как дома.

Конечно, с детьми было другое дело: другой язык, другая школа. Младшим, конечно, было легче, но старшей дочери пришлось привыкать, и, слава Богу, она уже адаптировалась.

- Как сейчас относятся немцы к Вашему институту, к Вашей работе в связи с последними событиями вокруг Посольства Божьего. Поменялось ли к Вам отношение?
- Реакции разные. С самого начала были нехорошие закулисные разговоры. Они подозревали нас в том, что мы просто хотим забрать людей из уже действующих в Германии церквей – сделать школу, а потом на их базе создать церкви, т.е. наша цель не в том, чтобы просто помочь верующим Германии.

Поэтому я поставил задачу не открывать церковь в течение трех лет. А Бог так устроил, что полтора года мы жили в одном городе, затем переехали в другой, пока обосновались, время и прошло.

Да, нас обвиняли, что мы лукавим. Сейчас, когда вокруг Посольства Божьего начались разные разговоры и подозрения в том, что пастор Сандей брал деньги, хотя это и неправда, скрытые подозрения и закулисные разговоры ведутся уже наяву.

Но в этом мы увидели положительный аспект. Если раньше мы, невзирая на слухи, пытались дружить, общаться, т.е. демонстрировали, что мы хорошие, то сейчас мы поняли, что этого и не надо делать. Нужно просто заниматься своим делом, открывать церкви.

Так что проблемы дали и положительные результаты. Во-первых, сегодня мы знаем, кто есть кто. Во-вторых, все эти события развязали нам руки, и мы можем заниматься делом Посольства Божьего. Да, конечно, разговоры ведутся и в русскоязычных церквях, и в немецких.

- Пастор, какие планы у Вас на будущее и как поменяла их Годовщина?
- Мы видели, что студенты нашего института слушают слово, принимают его, но не все воплощают учение в жизнь. Хотелось бы больше мобилизовать их не только во время учебы, но и после ее окончания. Это не особенно удавалось.

Но Годовщина церкви поменяла все, особенно после того, когда пастор Сандей определил пять шагов для учебных заведений церкви. Я увидел четко, как нам следует действовать, и его апостольский авторитет дает уже больше оснований совершать эти изменения.

Наши результаты мы будем измерять не количеством студентов, а числом делателей. Это те, которые уже создают модель, которой их обучили. Посредством этой модели они изменяют общество. Мы можем делать такую конкретную корректировку.

- Чем отличается эта годовщина от предыдущей, поделитесь Вашими личными впечатлениями.
- Хотя я всегда еду на главную конференцию церкви с каким-то ожиданием, но в этот раз я с ликованием пребывал в ожидании, предвкушал что-то особенное. Конечно, по-человечески, я ожидаю, что Бог сойдет и все попадают, совершится нечто…

Но произошло другое. Я размышлял над этим. У нас впервые такая годовщина, когда идет давление не только извне, но также изнутри. Мы переживали гонения с самого начала, но чтобы было такое давление от верующих – такого еще не было.

Несмотря на это давление, атмосфера все-таки победная, настроение такое, что никаких проблем нет. Именно в этом я увидел первые особенности Годовщины.

Во-вторых, я увидел проявление Божьей славы подобно в Ветхом Завете, когда сошло облако славы. Я вдруг увидел это, когда сотни людей свидетельствовали об исцелении от рака. Это не был кто-то из зала, а все увидели концентрацию сотней людей, которые получили освобождение от недуга, и от греха на сцене, когда Бог умножает облако славы таким образом.

Я увидел в этих свидетельствах особенности Годовщины. Конечно, слово о повелении Христа до распятия и после Его воскресения, которое пастор Сандей произносил, было утверждающим и уточняющим для движения евангелизации, которое мы несем.

Слова Иисуса: "дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа", Матфея 28:18-19, - принесли конкретное добавление к тому, что мы правильно движемся в распространении Царства Божьего. Надо быть активным в общественной жизни, и мы должны научить этому все народы. Мы получили четкое направление, в отличие от других годовщин церкви.

- Пастор Топе, Ваши пожелания к нам как к церкви.
- Хочу напомнить слова Иисуса: "…истинно говорю вам: нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной. Многие же будут первые последними, и последние первыми".

Но мы, с другой стороны, должны быть всегда готовыми к гонениям, к тому, что нас всегда будут неправильно понимать, но мы должны устоять, а не поддаваться различным мнениям других. Всегда будут те, которые видят наши ошибки и проблемы, но нам надо научиться решать эти проблемы.

Мы должны помнить, что проблемы всегда будут, и не потому, что мы делаем что-то неправильно, а, наоборот, потому, что мы идем вперед, что-то делаем, решаем. Кто-то вспоминает, сколько людей погибло, пока научились возводить мосты, поднимать в воздух самолеты, строить небоскребы? Пионеры всегда должны знать, пока придет успех, всегда будут гонения и проблемы от людей, которые неправильно их понимают.

Подготовил Михаил Колпаков
Просмотров 2526