Главная Новости Интервью Пастор Наталья Потопаева: Все начинаю сначала

Пастор Наталья Потопаева: Все начинаю сначала

- Пастор Наташа, хотелось бы узнать, с какими результатами Вы подошли к Годовщине?
- С какими результатами я подошла к этой Годовщине… Что интересует: количество, работа?(улыбается)

- Да, это стандартный вопрос, наверное, начнем сначала. Как давно Вы оставили украинскую землю, и какие впечатления были, когда Вы уезжали отсюда? Здесь Вы были пастором, о котором все знают, у кого почет, уважение и большое служение. Вы ехали в чужую страну, не зная языка, на пустое место. Думаю, что это подвиг. Какое впечатление у человека, который уезжает так на миссию?

- У человека, который уезжает на миссию в первый раз, нет никаких впечатлений, потому что он не знает, что его ожидает (смеется). Конечно, было трудновато, но я это сделала, хотя могла и не уезжать, собственно говоря. Я уехала, чтобы, во-первых, уступить место ученикам, а во-вторых, потому, что нельзя, имея такой опыт и помазание, сидеть на одном месте и не передавать это людям. Я побывала в Германии, увидела, какая там нужда, и потеряла покой и сон. Поэтому я и приняла решение уехать, невзирая на возраст, оставив все без оглядки.

- Пастор, какие трудности Вас ожидали в Германии?
- Во-первых, я прожила 59 лет в Киеве и никогда никуда не уезжала надолго, ездила как миссионер в другие страны. Я не знала язык и менталитет в другой стране, к тому же возрастной момент – чем старше человек становится, тем тяжелей ему менять место нахождения… Но, наверное, это и к лучшему, когда ты приезжаешь с другим пониманием. Я летела в Германию, словно посланник с небес, чтобы показать, какая жизнь в Царстве Божьем: у нас не пьют, поэтому и я не пью, у нас не курят – и я не курю, у нас не блудят – и я не блужу. То есть у меня есть свои устоявшиеся принципы, и я этого не делаю не потому, что это плохо, а потому, что у меня уже другая суть. И эта суть – Дух Святой, Который во мне.

И мне было легко. Я жила в лагере еврейских эмигрантов, через две недели  осмотрелась и увидела, что люди, которые жили в этом лагере уже полгода-год, были разочарованы от безысходности того, что они наделали, хотя и ходили в синагогу. Переезжать для лучшей жизни из одной страны в другую глупо и невозможно. Переезжать надо с определенной целью. Мужья в этих семьях начали пить, женщины – гулять. В общем, Содом и Гоморра...

Но у меня была цель, и я отличалась всегда хорошим настроением, всегда приветливо улыбалась. Я задумалась, что мне делать и как быть. Взяла тетрадный листик, поделила его на четыре части и написала: "Одинокая женщина шестидесяти лет прибыла в Германию две недели тому назад, нуждаюсь в общении. Приглашаю желающих на чашечку чая". И подписала: в прошлом психолог-нарколог (смеется).

- И как, откликнулись люди?
- Да, четыре женщины пришли. Вот с этого и началась церковь – прямо у меня дома.

- То есть даже не было никакой группы, к которой Вы ехали?
- Абсолютно никакой! Я просто подружилась: взяла с собой гитару, пела романсы и песни, которые соответствовали эпохе моему времени, так как люди были моего возраста. Меня все полюбили, начали приходить в гости. Я сказала, что я христианка, и все были в шоке от того, что еврейка – и христианка. Так что я "под носом" у духа религии, иудаизма строила церковь.

- Как вообще немцы относятся  к тому, что Вы с Украины, да еще еврейка и протестантка? Это сказалось на отношении к Вам?
- Никого из немцев это не удивляет: там много таких церквей и все протестанты. Просто их поражает сам факт, что еврейская женщина, принимает решение помогать немцам, которые втаптывали и уничтожали еврейскую нацию подобно тому, как из черной кожи африканцев хотели изготавливать обувь. Гитлер хотел когда-то буквально привести в исполнение место из Библии: "кровь Его на нас и на детях наших", (Матфея 27:25), а сегодня меня, еврейскую женщину, Бог использует для спасения немцев.

В Германии, кстати, активизируется нацизм, фашизм, партия нацистов набирает большее количество голосов.

- Пастор, а чем сейчас Вы занимаетесь, если продолжать рассказ о тех четырех женщин в служении?
- Потом я начала церковь. Меня в Берлин не пустили, и я приняла решение не терять времени, когда у меня было уже 9 человек. С тех пор прошло уже три года, я подняла церковь, а по немецким меркам это считается большой церковью, так как такое количество набирается, когда церковь празднует уже десятилетие.

У меня больше 300 человек, я организовала реабилитационный центр, и в Германии те же направления, что и здесь, те же общественные организации. Кроме того, я открыла салоны массажных кроватей, что привлекает большое количество людей. Те, которые нас не любили, плохо относились ко мне, все равно приходят в этот салон.

Обо мне в Кассиле ходили всякие слухи: что я возглавляю русскую мафию, что я очень богатая, что я собираю всех по воскресениям и ругаю их (это я в микрофон кричу- смеется). Приходят русские, евреи, приходят немцы, даже турки.

- Служение идет с переводом?
- Да, с переводом. На Годовщину мы приехали с делегацией немцев, только из моей церкви приехало 46 человек. Они оставили дом, работу, так как заранее готовились к поездке.

- Пастор, отличается ли эта Годовщина от предыдущих, по Вашему мнению?
- Да, конечно. Хотя у нас всегда были противостояния, но таких, как в этом году, у нас еще не было. На этой Годовщине собрались верные пастору Сандею, преданные его идее люди, которые не побоялись сплетен и которые верят пастору до конца. Эту Годовщину отличает особое настроение, воодушевление, чувствуется единство, энтузиазм. Я просто вижу, что люди другие, они готовы выполнить свою миссию, осуществить призвание. Они жаждут и горят. На ночных молитвах и служениях собираются полные залы.

По регионам – в Днепропетровске и Донецке - я проводила кампанию, чтобы воодушевлять людей приехать на праздник автобусами. И они приехали целым поездом! Я очень рада проявлению любви к пастору, рада, что приехали из разных стран – это просто потрясающе!

- Пастор, Вы курируете церковь, которая осталась после Вас, Ваших учеников? Вы предоставили место, где они могут расти. Прошел ли уже испытательный срок или лидерам без Вас тяжело?
- Нет, люди даже не заметили, по-моему, что я уехала, они не ощущают моего отсутствия. Конечно, когда я приезжаю, все радуются. Но я никого не контролирую, доверяю своим ученикам, верю и совершенно не претендую ни на реабилитационный центр, который здесь действует, ни на церковь. Мне все звонят, называют меня мамой, контакт у меня постоянный, нахожусь в курсе всего, что здесь происходит: у кого кто родился, где какая неприятность – сразу мне шлют SMS-ки. Меня не забывают.

- Еще один вопрос о давлении, которое происходит в Украине. А есть ли давление, которое здесь на Посольстве Божьем, на церквях в Германии?
- Да, и очень сильное, особенно в Германии. Те, которые начали интриги, распространяли эту ложь, от имени епископов разослали письма всем церквям Германии, что мы упали в грех сребролюбия. И семьдесят пасторов подписали эти письма против нас. Но мы с пастором Топе организуем встречу, чтобы поближе познакомиться.

Многие, которые входили в объединение, отошли от нас, но с нами остались 24 церкви, и это очень хороший результат. Конечно, давление в том плане, что они молятся против нас и поставили цель, чтобы сделать все возможное и невозможное и наше движение в Германии остановить.

- Как такое может быть, что одни верующие братья молятся против других, таких же братьев, как они?   
- Они не верующие, во-первых, потому что методы, которые они применяют, противоречат Библии. А во-вторых, они просто остались даже не в XX, а в XIX веке. Это люди, которые так ничего и не поняли. Они просто маленькие, и у меня нет на них никаких обид и зла…

- Пастор Наташа, что Вы планируете делать как пастор и в движении Посольства Божьего в Германии?
- Мы работаем с пастором Топе не только в Германии, но и по всей Европе: открылись школы во Франции, в Греции, в Англии, Америке. Мы ездим очень много, насаждаем эти школы. 

План – поднять новое поколение и открыть школы в каждой земле Германии. Я прошу у Бога привести к Нему три миллиона человек в Германии и десять в Европе через меня и моих учеников.

- Мы можем видеть Ваши дела.
- Да, перевели мои книги на немецкий язык, мы проводим работу, люди изменяются. Сейчас я уже переехала в Берлин: церковь в Германии на 300 человек, которую я подняла, передала другому пастору.

Так что все начинаю сначала. Открыла салон, с ребятами мы ходим на площадь каждую субботу, где собираются наркоманы, веду ребцентр для родственников, в воскресение веду служение. Со мной из Кассиля переехали две семьи, они бывшие наркоманы, и к нам в ребцентр уже ходят два человека.

- А как правительство, помогает ли Вам в реабилитации немцев?
- Никакой помощи нет, по сути дела мы своей деятельностью переходим другим дорогу, так как все программы связаны с деньгами. Но на нас обратил внимание один известный в своих кругах нарколог, который хорошо знает служителей моей церкви, бывших наркоманов мужа и жену, стоявших у него когда-то на учете. И когда он увидел, что они не просто не употребляют наркотики, а получили полное освобождение, то взял Олю на работу, и через нее мы имеем доступ к тюрьмам, куда нас не пускают. Также этот врач-нарколог был на конференции наркологов в России, где многие знакомы с моей программой. Таким образом Бог находит пути для церкви.

- Ваше пожелание Посольству Божьему, Ваше поздравление.
- Посольство Божье взяло хороший, правильный курс с самого начала. Советую идти за пастором до конца, выполнять миссию, которую Бог предназначил нам: насаждать Царство Божье. Менять менталитет, чтобы целью каждого служителя было не просто спасать людей, приводить их к покаянию, молиться за них, а менять их судьбы, изменять их жизнь. Чтобы каждый подключился и вошел в часть ведения - 500 миллионов спасенных, один человек не может спасти всех, мы вместе должны осуществлять это поручение. Я желаю, чтобы в этом году суды и Божья правда восторжествовали над той ситуацией, которая сложилась.

Я думаю, что Посольство Божье спасет этот мир. Желаю принести дух реформации во все народы, к которым призван каждый из членов нашей церкви.

Подготовил Михаил Колпаков
Просмотров 5071