Главная Правда и проблема пастора Сандея Адвокат Федур: Аделаджу преследуют не за преступление, а за огромную религиозную общину

Адвокат Федур: Аделаджу преследуют не за преступление, а за огромную религиозную общину

E-mail Печать
alt9 апреля 2012 г. в Днепровском районном суде Киева - очередное заседание по делу о махинациях финансовой группы компаний "Кингс Кэпитал". Одним из подозреваемых в этом процессе проходит пастор церкви "Посольство Божье" Сандей Аделаджа. Обозревателю НБН удалось пообщаться с адвокатом, защищающим интересы пастора, Андреем Федуром. В эксклюзивном интервью он рассказал о предпосылках и деталях этого уголовного дела, а также поделился своим мнением по ряду важных вопросов, касающихся общественной и политической жизни Украины.

Церкви и политика

- Андрей Анатольевич, Вы говорили о том, что для низвержения власти люди должны проявить волю. Но как им проявить волю, когда многие из них буквально зомбированы всевозможными сектами и разного рода деятелями? А Вы в суде сегодня защищаете одного из лидеров такой церкви, которого обвиняют еще и в мошенничестве.
- Хочу сказать, что я к любым религиозным культам отношусь не так, как официально принято, у меня свое отношение. Религия, на мой взгляд, во многих случаях используется для укрепления светской власти. Ярким примером тому есть и православие. А чиновники от этих структур всегда боролись за власть, и будут продолжать бороться.

А что касается Сандея Аделаджи, то я должен констатировать: он не совершал тех преступлений, которые ему инкриминируют. Обвинение Сандея Аделаджи в мошенничестве просто абсурдно. Религиозная община, которую он возглавляет, действительно огромная и это многим не нравится. В этом и есть основная причина преследований.

- Но ведь все видно на видеозаписях его богослужений.
- Первый "аргумент", который всегда появляется, это – видео. Я когда-то по этому поводу иронизировал над следователями и говорил: если найдете на видео хоть какой-то состав преступления, мой подзащитный сразу признает свою вину, причем – полностью. Вообще, проблема Сандея не в том, что он совершил какое-то преступление.

- А в том, что он зомбирует украинский народ?
- Нет. Проблема Сандея в другом, и я знаю, когда и как все начиналось. И не он все затеял – он фактически жертва этого действа. Дело в том, что нынешний "сиделец" Лукьяновского СИЗО Юрий Луценко затевал этот "фестиваль" не по Сандею (им он нужен был как инструмент), а по другому человеку. О чем и публично заявлял.

- Имеете в виду Черновецкого?
- Да. Но он намного умнее организаторов этого процесса, поэтому там все закончилось ничем. А здесь ситуация  иная – преследовать Сандея. Начиналось все при БЮТе. А сейчас вроде бы как и власть изменилась, и изменилась кардинально, а значит, по идее, все должно было закончиться, но… продолжается.

- Вспоминается такой момент на видео его богослужений, когда после смены власти Сандей объявлял, что ему приснился Бог, и он ему сообщил, что дело против него закроют.
- А почему все не закончилось? Потому что проблема не в защите пострадавших от действий компании "Кингс Кэпитал", а в другом – церкви. И когда я начал изучать эту проблематику, то даже не ожидал, что там столь масштабный проект, а соответственно, будет и конфликт. Именно Сандей создал на территории Украины одну из крупнейших церквей, или назовите ее как хотите…

- Может быть – секту?
- Как хотите. Но лучше возьмем другое слово – организацию. Или группу, которая, оказывается, по своей численности, а что еще более важное – организованности – превосходит любую из ныне действующих церквей Украины! Почему любую? Потому что православие не объединено.  И в этом серьезнейшая проблема. Некоторым деятелям от церкви этого серьезного конкурента нужно дискредитировать. Вот и вся проблема.

Я когда-то был в этой церкви. Так вот, ни в одной церкви ранее я не видел такого количества прилично выглядевших (во всех смыслах) людей. Объяснить себе, разобраться: зачем оно им надо – у меня не было возможности и времени. Допустить мысль, что все эти люди не способны разобраться, что происходит – это не уважать себя.

- И чем Вы, все-таки, это объясните?
- Возможно, объясняется все предельно просто (как и вся эта ветвь в христианстве): в таких церквях людям дается какой-то позитив. А не то, что в православии, где преобладает негатив и "программирование" на страдания и мучения.  И только в загробном мире их делят на две группы – кто идет в рай, а кто в ад. И там никто не работает. И чем больше ты будешь несчастен здесь, тем больше у тебя шансов попасть в счастливую загробную жизнь там. Мне кажется это не правильно.

- А у Аделажди не так?
- Я еще раз повторюсь, что я одинаково отношусь к любым религиозным течениям. Я не специалист в этой сфере и, возможно, что-то не понимаю – важное. Как-то я выступал у них (в церкви Сандея Аделаджи – Ред.) - говорил часа полтора. Так вот, в зале сидело несколько тысяч людей, и никто из них не ушел. А ведь сложно столько времени слушать одного человека. Я сделал для себя  вывод: такие религиозные общины предлагают какой-то позитив – то, что отличает их от других.

То есть, абсолютное большинство людей позволяет себе что-то для души. К примеру, кто-то любит в свободное время ходить играть в футбол, баскетбол – тоже своего рода "оболванивание". Чтобы переключаться от проблем, работы. А эти люди нашли для себя такой путь.

Вера, это нечто сугубо индивидуальное, свойственное конкретному человеку.

Вы помните, как один наш политик обходил по праздникам все церкви? Зачем? Гораздо приличнее, на мой взгляд, в этом плане смотрится Виктор Янукович. Для него есть одна церковь, хоть там и спецслужбы.

- Но разного рода общественные организации-секты культивируются для оболванивания народа. Разве не так?
 - Видимо да. И в том числе, чтобы получить через эти организации электорат на выборах. У людей нет никакой веры в государство – официальную, светскую власть.

- А как Вы относитесь к толпе под судом Вашего подзащитного? Масса людей стоит с плакатами, какой Сандей герой, что-то кричит, никого не слыша, извините, как зомби.
- Спокойно.

- То есть, Вы их одобряете.
- Не осуждаю, это точно.

- А то, что они постоянно кричат "Пастор Сандей – честный человек" – это ведь давление на суд? Ведь в зале суда слышны эти крики.
- Нельзя давить на то, чего у нас нет – а судов у нас нет в принципе. И потом, кто как это воспринимает. Нам же очень часто предлагают какую-то картинку, которую преподносят вместо чего-то.

- А Ваше отношение к общественным организациям, не религиозным, которые пытаются своими методами влиять на власть? Ради улучшения жизни простых людей.
- Вообще я считаю, что попытка коллективного влияния на что-то или кого-то на самом деле очень опасна. Точно так же я отношусь к любым политическим влияниям.

Я вижу в Украине перспективы гораздо более эффективного развития, чем прогнозируют сегодня многие. Единственное, чего я опасаюсь, чтобы здесь не сделали абсолютную зачистку. Когда титульному народонаселению (без указания национальностей) не останется места в этой стране. Опасаюсь, чтобы не зачистили нашу территорию для других.

- Как такое может быть?
- Я поездил по миру и видел многое. То, что сейчас происходит с Украиной – это геноцид,  зачистка нашей территории для других.  В этом и опасность. А в процветании Украины, как территории, я не сомневаюсь. Другое дело, кто этим богатством будет пользоваться – титульное народонаселение, или пришлые? Сюда уже сегодня едут многие. Завтра будет больше.

Обладай я правом принятия одного единственного закона, я бы настаивал на принятии закона о запрете предоставления украинского гражданства: не предоставлять гражданство никому и ни при каких обстоятельствах.

- Но это разве правильно? Полагаете, что иностранцы могут начать здесь строить свое государство?
- Безусловно. Вы посмотрите, они уже сейчас это делают. Руками самих украинцев.  Меня  беспокоит то, кто здесь будет жить завтра. В том числе, и когда мы даем какой-то стране безвизовый режим, то и украинцы должны получать аналогичные условия, выезжать в ту страну без визы. И только так: "баш на баш" – не иначе.

- Не так давно Россия предоставила безвизовый режим гражданам Израиля. То есть, наши соседи уже пошли на такой "баш".
- Мы тоже! Лично я убежден, что Владимир Путин за это очень многое выторговал. У меня нет ни малейшего сомнения в том, что арабский мир может выбить евреев из Израиля за одну ночь. Как только случится подходящий момент. Это многим понятно, и им – в первую очередь. А зная некоторые факты из истории, понимаешь, что  нужны  другие плацдармы, в том числе и на нашей территории.

Здесь уместно вернуться к вопросу церкви. Я считаю, что русская православная церковь не может находиться в Москве. Если это действительно русская православная церковь, а не российская.

- А где же она должна находиться? Не в Киеве ли? Вы опасаетесь возможного нашествия иностранцев, а если начнут ехать россияне – это не одно и то же?
- Русская православная церковь должна находиться в Киеве. А что касается отношений и позиций Киева и Москвы, то я всегда говорю так: единственные, кто сегодня не объединяется на планете Земля – это славяне. Только они воюют друг с другом. Лично я – за Славянский Союз. По типу  Европейского Союза. И мы должны сделать такой же союз – Славянский. А Киев должен выполнять примерно ту же функцию, что и Брюссель в Евросоюзе.

В Украине сейчас много проблем. В том числе и нежелание славян объединяться. Как обесценился труд – честный труд, созидательный.  Как уже нескольким поколениям прививается крайне неуважительное отношение к земле. И посмотрите на иностранцев, которые вчера покупали в Украине заводы, а сегодня их интересует только земля. Наша земля.

- Вернемся к Вашему подзащитному пастору, к слову – иностранцу. На каком этапе сегодня суды по Аделадже и его сообщникам? Кто-то из пострадавших людей уже дает на суде показания против пастора?
- Он точно не претендует на украинское гражданство и землю. Действительно, в суде Днепровского района города Киева слушается уголовное дело по его обвинению и обвинению других лиц. Сандей Аделаджа не совершал преступлений, в которых его обвинили и, соответственно, у него нет сообщников. Он не имеет никакого отношения к компании "Кингс Кэпитал", не  является ее учредителем, никогда не работал в этой компании на любой из должностей, не собирал с людей деньги в пользу этой компании и т. д. Парадокс обвинения в том, что Сандей Аделаджа, который не имеет отношения к этой компании, сегодня подсудимый, а менеджеры компании, которые собирали с людей деньги и на этом зарабатывали – свидетели. В суде и в ходе досудебного следствия никто не давал показаний о том, что передавал деньги Сандею Аделадже.

Если в суде будут приниматься решения по результатам следствия на основании собранных доказательств, то у меня нет сомнений, что мой подзащитный должен быть оправдан. Но у меня нет веры в объективность суда.

Источник: http://nbnews.com.ua
Просмотров 1829
 

Благодарю за комментарий по теме


Защитный код
Обновить